середа, 7 липня 2010 р.

Керівники компаній:член Ради Директорів корпорації SoftServe та виконавчий Віце-Президент з розвитку бізнесу. Частина друга


Программа успеха

Тарас Вервега стоял у истоков создания самой крупной в Восточной Европе ИT-компании. Главный офис SoftServe находится во Львове.
В начале 1990-х выходцами из Национального университета «Львовская политехника» была основана ИT-фирма. Никто из них тогда и не предполагал, что в будущем SoftServe станет одним из крупнейших разработчиков программного обеспечения в Восточной Европе. Ныне в штате насчитывается уже более тысячи сотрудников. Первым клиентом львовян была именитая компания General Electric, что на долгие годы стало визитной карточкой для молодого SoftServe. В дальнейшем фирма выполняла заказы Procter & Gamble, Nestle, Cisco, Dell. О пути успеха предприятия рассказывает один из его совладельцев — Тарас Вервега.
Работа на имя
К созданию SoftServe привело удачное совпадение ряда обстоятельств: правильного места, времени и, главное, людей. В 1993 году при Львовской политехнике был организован так называемый американский бизнес-инкубаторный центр, где талантливые выпускники университета имели возможность поучиться. Там у сообразительных юношей и завязались первые деловые контакты с иностранцами. Игорь Мендзебровский и Юрий Василик не просто прослушали курс лекций по бизнес-планированию, но и смогли заключить свой первый контракт. Заручившись поддержкой еще ряда единомышленников, в том числе и Тараса Кицмея (ныне — президент SoftServe. — Ред.), юноши основали компанию. Сегодня у предприятия шесть совладельцев, у каждого из которых свой участок работы. Тарас Вервега занимается вопросами развития бизнеса. Самым первым проектом, благодаря которому о SoftServe узнали на рынке, стал контракт с промышленным гигантом Америки.
Тарас Вервега, совладелец и исполнительный вице-президент по вопросам развития бизнеса компании SoftServe (г. Львов)
Родился в 1972 г. в г. Коломыя (Ивано-Франковская обл.).
В 1994 г. окончил Национальный университет «Львовская
политехника», факультет автоматики.
В 1994–1995 гг. работал стажером-ассистентом на кафедре информационных систем и сетей во Львовской политехнике.
1995–1998 гг. — аспирантура во Львовском политехе.
2003–2005 гг. — обучение в Киево-Могилянской академии по  программе МВА.
В SoftServe работает с 1994 года.
Женат, воспитывает троих детей.
Как удалось подписать контракт с General Electric и как складывалось сотрудничество?
Т. Вервега: Американский рынок того времени работал с украинцами исключительно из-за низкой цены услуг — это и послужило причиной. С другой стороны, большую роль сыграли закулисные обстоятельства. Дело в том, что супруга вице-президента General Electric, который спонсировал бизнес-курсы, была нашей соотечественницей. Ее ностальгия и теплое отношение к Украине сыграли нам на руку — муж проникся ее чувствами и контрактом с украинцами решил помочь нашей стране окрепнуть в статусе независимого государства. А так как всего несколько участников строили свои бизнес-планы на разработке программного обеспечения, особой конкуренции у нас не было. Нашей задачей было конвертировать программы для формирования отчетов с языка 1960–1970 гг. на современную платформу.
Контракт сулил вам внушительный гонорар?
Т. Вервега: Несмотря на то что стоимость контракта была всего несколько тысяч долларов, мы взялись за него с огромным энтузиазмом, ведь заказчиком была известная корпорация. За вычетом выплат минимальных зарплат и аренды офиса вознаграждения хватило лишь на один новый компьютер, который обошелся нам в $1,8 тыс. — огромные деньги в 1994-м. Зато в портфолио появился столь крупный клиент, что помогло в поиске новых заказчиков — компании-смежники обращались к нам благодаря положительным рекомендациям General Electric. Кроме того, контракт с американцами дал нам неплохой толчок при полном отсутствии понятия, что такое бизнес. Мы получили шанс. Ведь в Украине правила бизнеса лишь начинали формироваться, в то время как на Западе они были давно и четко прописаны и остаются такими и поныне. Таких требований, как качество и пунктуальность выполнения заказа, в нашей стране тогда вообще не было, а в США они были одними из наиболее важных.
Не возникало ли недоразумений с заказчиком в связи с этим?
Т. Вервега: Приходилось работать по 15 часов в сутки, хотя и это не всегда помогало увязать цивилизованные правила деловой жизни Америки с украинскими реалиями. Частенько приходилось трудиться в условиях отсутствия воды, отопления или электричества, которое запросто могли отключить на целый день без предупреждения. Американцам ведь не объяснишь, что мы не можем сдать проект в срок, потому что у нас света нет, — не поймут.
Прежде чем подписать контракт, американцы не интересовались вашими условиями работы? Приезжали с визитом?
Т. Вервега: Приезжали, но не сразу. На первых порах офисом нам служила арендованная двухкомнатная квартира. Туда, естественно, стыдно было привести серьезного заказчика. Поэтому, как только американские партнеры собрались к нам с первым визитом, мы тут же переехали в новый приличный офис. Мы прекрасно понимали, что если бы они зашли в наше предыдущее рабочее помещение, на этом сотрудничество и закончилось бы. Это была единственная причина, по которой мы переселились в современный и страшно дорогой по тем временам офис.
Еще одной проблемой сотрудничества с американцами был… наш возраст. Очень тяжело общаться с партнерами на равных, когда у них за плечами 10–20 лет стажа, а тебе 22–25 лет и лишь год-два опыта работы. Пытались доказать, насколько мы продвинутые и классные, причем наша компания была далеко не единственной и даже не самой большой в Украине, хотя самой крупной во Львове. Первых пять лет работы ушло, по сути, на то, чтобы заложить основы бизнеса в Украине и за границей. Несмотря на это, открытие нашего первого офиса в США в 2000 году было неудачным.
В родной среде
В чем была ошибка?
Т. Вервега: Открытие офиса в Штатах было достаточно трудным решением в финансовом аспекте, поскольку и тогда, и теперь в наших представительствах в США работают американцы. А наши зарплаты и сейчас серьезно отличаются от американских, не говоря уже о тех временах. В силу некоторых обстоятельств мы открыли офис в столице США, но просчитались. Весь бизнес в Вашингтоне занимается государственными контрактами, а в то время репутация Украины иногда мешала получить даже коммерческие заказы. Тем более что наша сфера связана с правами на интеллектуальную собственность, и клиенты боялись, что переданная в Украину информация может быть неправильно использована. Через полтора года этот офис пришлось закрыть. Но мы практически сразу открыли следующий — в Бостоне (Массачусетс). Сейчас, кроме него, у нас в США есть еще два представительства: в Форт-Майерсе (Флорида) и Санта-Ане (Калифорния).
Тарас Вервега
Менеджер — это солдат, который подчиняется президенту компании и работает с утра до вечера.
Для каждой компании, как в спорте для каждой команды, есть своя лига. Нужно реально смотреть на вещи и ставить адекватные задачи. Украинской ИТ-компании тяжело стать лидером на мировом уровне, поэтому в высшую лигу SoftServe, скорее всего, не прорваться, но в первой мы можем выступать достойно.
Три фактора, которые влияют на выбор места офиса: ресурсы, клиенты и стоимость содержания офиса, включая расходы на зарплату.
Сегодня американский рынок продолжает оставаться основным для SoftServe?
Т. Вервега: Кроме США мы работаем с Украиной и Россией, в Москве тоже есть наше представительство. Но Америка — это самый большой и интересный для нас рынок. У компании есть клиенты и в Европе, но пока там небольшие объемы работ. Хотя, думаю, это вопрос времени. До кризиса доходы фирмы росли на 40% каждый год. Кризис немного приостановил эти темпы, но в ближайшем времени мы планируем снова их нарастить.
Ваша компания пробовала покорить Вашингтон, но до сих пор обходит столицу Украины. Почему?
Т. Вервега: Львов после Киева самый большой центр ИT-индустрии в Украине. В нашем городе огромное количество студентов соответствующих специальностей. Кроме того, меньше расходов требуется на содержание бизнеса. Да и западноукраинская культура ведения бизнеса ближе к правилам, по которым привыкли работать американцы. И, наконец, для многих клиентов фактор места расположения компании очень важен, потому что они часто приезжают посмотреть, как идут дела. Всех завораживает Львов с его кофейнями, архитектурой. А Киев слишком дорогой город для содержания бизнеса — большинство столичных компаний нашей сферы уже потеряли свою независимость и перешли под патронат более сильных западных гигантов.
А вам не предлагают продать компанию?
Т. Вервега: Поскольку SoftServe сейчас самая большая независимая украинская компания, она, безусловно, привлекательна прежде всего для фирм, которые хотят зайти на наш рынок и сразу получить серьезную базу. Интересуются, конечно, но у нас достаточно потенциала, чтобы оттянуть принятие этого решения как минимум лет на десять. Покупают в основном как раз киевские компании, а продаются они именно из-за дороговизны столицы. Поэтому мы и избегаем Киева. У нас есть небольшое представительство в столице, но нам не нужен там центр разработки. Разместили свои мощности в Ивано-Франковске, Ровно, Черновцах, Днепропетровске, Севастополе. Талантливых людей можно найти в любом регионе Украины.
«Вспоминайте иногда вашего студента»
В 2006 году компанией был открыт корпоративный университет SoftServe University. Что предшествовало решению создать собственное учебное заведение?
Т. Вервега: Компания столкнулась с потребностью набирать по нескольку сотен людей в год. И новые работники должны обладать определенными навыками, уметь работать в команде, чему наши университеты, к сожалению, не учат. Украинского студента от западного отличает отсутствие навыков практической работы. Но особенность ИT-индустрии в том, что ее базой является математика, а эта школа в Советском Союзе была очень сильной. Сегодня наши студенты получают, наверное, даже более сильную математическую базу, чем за границей. А в университете SoftServe молодые специалисты уже могут приобрести практические навыки работы в ИT-сфере и со временем подтвердить их международным сертификатом ИT-профессионала по программам Microsoft, Sun Microsystems — SAI, IBM/Lotus/Tivoli, Cisco Systems, CompTIA, Novell и т.д. Эту сертификацию признают во всем мире. Кроме того, в университете учат английскому, который является рабочим языком компании. Основная задача университета — обеспечивать SoftServe кадрами. Но фирма берет из университета не всех выпускников, а лишь столько, сколько ей нужно.
Вас не смущает, что SoftServe готовит кадры для конкурентов?
Т. Вервега: Нет. Сегодня они поработают у конкурентов, но завтра вернутся к нам.
Откуда такая уверенность?
Т. Вервега: Условия работы у нас лучше, чем у большинства наших клиентов даже на Западе. А по сравнению с другими сферами в Украине наша зарплата существенно выше. Текучесть кадров в нашей компании в среднем составляет 10% в год. По мировым показателям для нашей отрасли это крайне низкий процент.
Такая забота о кадрах — тоже влияние Запада?
Т. Вервега: Частично, да. Если работники в других сферах достаточно сильно привязаны к своему месту работы, то в нашем случае каждый сотрудник в любой момент может без особых сложностей найти другого работодателя. Более того, большинство специалистов может легко подыскать работу на Западе: в Европе, США или же Канаде. И такая возможность формирует требования работников ИT-индустрии к зарплате, рабочему месту, социальному обеспечению. За последние 3–4 года «утечка мозгов» за границу существенно сократилась, потому что уровень жизни в Украине поднялся. Смышленые сотрудники — основной актив ИT-компаний, поэтому мы озабочены созданием благоприятных условий для них.
Многие бывшие работники основали свои компании, которые теперь являются вашими конкурентами.
Т. Вервега: Более половины львовских ИT-компаний основано нашими бывшими сотрудниками. И это очень хорошо. С одной стороны, это показывает, чего может достичь человек, который хорошо работает и учится в компании SoftServe. С другой — формирует индустрию, потому что один в поле — не воин. Ведь в нашей отрасли чем больше компаний, тем больше бизнес-среда, тем позитивнее имидж Украины. А это существенно облегчает работу с западными клиентами. Люди, которые ушли к конкуренту, повторюсь, все равно рано или поздно вернутся к нам.
То есть конкуренции внутри страны вы не ощущаете?
Т. Вервега: Наша сфера с самого начала формировалась в условиях мировой конкуренции, а не отдельно украинской или российской. И на плаву удержались те компании, которые поняли, как работать в условиях западного соперничества. Им не страшна не только внутренняя конкуренция, но и влияние кризиса на них было минимальным. А клиентов в мире на всех хватит, было бы кому работать.
Каковы ваши планы на ближайшее будущее?
Т. Вервега: Наполеоновские! Компания успешно пережила кризис, мы реструктуризировались и стали сильнее. Сегодня стратегическая цель традиционна — расти. Наша задача — войти в пятерку лучших компаний Восточной Европы, и мы уже у цели.

Немає коментарів:

Дописати коментар